; charset=UTF-8" /> . Каждый пятый безработный в России не старше 25 лет
Популярные товары/статьи

Каждый пятый безработный в России не старше 25 лет

Безработные в России стали старше почти на два года. И все равно остались достаточно молоды — в самом расцвете сил и желаний. Их средний возраст два года назад составлял, по данным Росстата, 35,5 года. А сейчас перевалил за 37. Каждый пятый безработный — не старше 25 лет. Почти столько же тех, кому за пятьдесят.

И это люди, которые официально встали на учет в службы занятости, отчаявшись самостоятельно и быстро найти работу.

Так что же мешает это сделать молодежи со средне-специальным и высшим образованием? Здесь все зависит от отрасли. В строительстве серьезную конкуренцию нашей молодежи составляют мигранты. В Иркутской области, например, в первый год лишь 52 процента выпускников строительных колледжей устраиваются на работу.

Похожая ситуация и у молодых специалистов-аграриев. А в ближайшие десять лет многим придется снова пойти учиться. Уже сейчас в восьми из десяти предложений для агрономов от претендентов требуется знание технических и цифровых программ. Ведь им предстоит управлять бригадами роботов на полях и анализировать «большие данные».

Радует то, что в целом безработица все-таки снижается. До 4,8 процента в июне, сообщал Росстат. Она стала на 1,4 процента меньше, чем в июне 2020-го. За этой сухой цифрой — более миллиона человек, которые нашли работу. В том числе благодаря и новой госпрограмме.

Каждый пятый безработный в России не старше 25 лет

Инфографика «РГ» / Александр Чистов / Татьяна Панина В строительстве началась жесткая конкуренция за работников Текст: Анна Скрипка , Олег Тоцкий , Наталья Швабауэр Строительные компании переживают кадровый кризис. С прошлого года приток рабочих из стран ближнего зарубежья сократился как минимум на три четверти. По оценкам экспертов, в ближайшие годы дефицит сохранится.

Каждый пятый безработный в России не старше 25 лет

Приток строителей-мигрантов резко сократился. И восстановится не скоро. Фото: Татьяна Андреева

Сейчас разрабатывают закон, который будет регулировать приглашение иностранных рабочих. А в регионах есть встречное предложение — решать проблему, развивая систему профобразования. Однако многие строители обе эти меры не считают выходом из кризиса. Но не лукавят ли они? Как же помочь отрасли, выясняли корреспонденты «РГ».

Диплом в никуда

В Иркутской области подготовку рабочих строительного профиля ведут 11 средних специальных учебных заведений, сообщили в минстрое региона.

В этом году они планируют выпустить 1,5 тысячи спецов — от монтажников и крановщиков до сварщиков и сантехников. А набор абитуриентов намерены увеличить. Через три года будет новое пополнение. Можно рассчитать, на сколько еще надо поднять набор, чтобы удовлетворить потребности отрасли. Однако, как признаются в минстрое, реальные нужды строительных компаний неизвестны. До 2020 года они уповали на иностранные кадры. И не направляли данные о вакансиях. «В первый год после учебы трудоустраиваются по профессии не более 52 процентов. В прошлом году — около трети выпускников», — отметили в минстрое Приангарья.

А до строительных площадок добираются и вовсе единицы. Многие занимаются прокладкой нефте-, газопроводов и обустройством месторождений. Их квалификация вполне устраивает работодателей. И молодым они щедро платят. Может, и другим строительным компаниям не стоит скупиться? С учетом, конечно, что возможности у них не такие, как в нефтянке.

Чартерный завоз

Замещение иностранцев россиянами в строительной отрасли происходит, но эти цифры незначительные, не стал скрывать директор департамента по труду и занятости Свердловской области Дмитрий Антонов. И тут же сообщил, что в регионе иностранцев привлекать стало проще. Проблема с кадрами в регионе обострилась в 2021 года, когда все поняли, что границы быстро не откроют. А за год предстоит сдать 2,6 миллиона «квадратов» жилья, но и заниматься строительством Деревни Универсиады-2023 и Екатеринбургской кольцевой автдороги.

В феврале «Уральское объединение строителей», куда входит свыше 1,8 тысячи компаний, предложило организовать «зеленый коридор» для рабочих из СНГ. Дефицит кадров на тот момент составлял 40-50 процентов. «Больше всего нужны каменщики, отделочники, арматурщики, бетонщики», — комментировал ситуацию гендиректор саморегулируемой организации Сергей Ренжин.

Аналогичная ситуация была и в других регионах. Голос отрасли власти услышали: в апреле сняли ограничения на въезд в Россию граждан Азербайджана, Армении, Киргизии и Казахстана. А из стран с безвизовым режимом предложили приглашать по федеральному алгоритму. И опять закавыка: на уральские стройки всегда нанимались приезжие из Узбекистана и Таджикистана. Оформлялись к мелким подрядчикам и субподрядчикам, а те не проходили по критериям. Позвать иностранца на работу могла компания со штатом 250 человек и оборотом не менее двух миллиардов рублей в год. И снова пришлось просить отменить или смягчить входной ценз для приглашающей стороны. В мае в алгоритм внесли поправки: теперь привлекать иностранцев могут группы компаний и подрядчики, действующие в интересах генподрядчика. Это помогло стабилизировать ситуацию. А полугодие область закрыла с приростом ввода жилья на 150 процентов к тому же периоду 2020 года.

В строительной отрасли Белгородчины есть специалисты, которые получают по 300 тысяч рублей в месяц. При средней зарплате в регионе около 40 тысяч

Власти Свердловской области отработали и свои региональные процедуры. Иностранцев, действительно, привлекать стало проще. Примерно раз в две-три недели межведомственная комиссия рассматривает заявки на организованный набор. Их утверждают в Москве. Потом составляют поименные списки и согласовывается процедура чартерных перевозок.

«Мы договорились с агентствами по внешнетрудовой миграции Узбекистана и Таджикистана о взаимовыгодном сотрудничестве, — подтверждает заместитель гендиректора «Уральского объединения строителей» Денис Снетков. — Агентства государственные, поэтому безвозмездно помогают привлекать кадры по заявкам».

Также они занимаются обучением персонала в стране исхода. Спустя три месяца слушатели получают документы.

Обойдемся сами

Состоящие исключительно из мигрантов строительные бригады в Белгородской области — явление, которое давно здесь не встречается. По словам экспертов регионального рынка, строительный комплекс не зависит от труда иностранцев. В последние годы доля занятых в отрасли мигрантов не набирала и одного процента от числа экономически активного населения региона. В других областях этот показатель превышает и 7-10 процентов. Так что белгородцам есть с чем сравнивать. И все даже такой небольшой показатель, как отмечают сами представители строительных организаций области, имеет большое значение. «Так уж сложилось, что специалисты из Украины прекрасно выполняли фасадные работы, а мигранты из Узбекистана — кровельные, — рассказывает руководитель управления продаж и перспективного развития Белгородской ипотечной корпорации Руслан Мухамедов. — Это сотни людей, и, конечно, теперь, когда их нет, нашим застройщикам приходится непросто».

Где найти строителя

По той ситуации, которая сложилась в регионах, просматривается два пути выхода из кадрового дефицита. И один дополняет другой. Первый — воспитывать свои кадры, а при сильной сети строительных колледжей — обеспечивать ими другие регионы. Но есть проблема.

На стройках требуются квалифицированные мастера — бетонщики, крановщики, каменщики, электрики. Обладают ли вчерашние студенты необходимыми навыками? Есть такое опасение у строительных компаний, что не обладают. Впрочем, если это и так, то поправимо.

Закрытые для трудовых мигрантов границы в строительных фирмах Белгородской области хоть и не сразу, но все-таки назвали шансом для своих. «А чтобы у молодых было мастерство, — отмечют в Белгороде, — нужно развивать наставничества. К мастеру прикреплять двух молодых, и через год каждый сможет уже работать самостоятельно».

Вторая «кочка» на этом пути — зарплата. Мигранты готовы работать за меньшие деньги, чем россияне. И сбивают уровень зарплат на рынках регионов. Как уже говорилось, работодателям надо избавляться от жадности. Вон на Белгородчине хороший мастер по укладке плитки зарабатывает свыше 100 тысяч в месяц. Есть квалификации с доходом и в 300 тысяч при средней зарплате в регионе около 40 тысяч. Перспективная эта отрасль для выбора профессии. Только надо так в регионе дело наладить, чтобы выпускники не маялись без работы.

Второй путь — мигранты. Но только те, которые точно необходимы. Как В Белгородской области — украинцы, мастера фасадов. Вот для таких и надо упрощать въезд. В экспертной среде говорили еще об одном пути: привлекать на стройки пенсионеров, заключенных и студентов. Опрошенные «РГ» специалисты к таким предложениям отнеслись скептически. Вот их аргументы. Стройка — тяжелый труд. Не для пенсионеров. Для заключенных потребуется особый контроль и надзор. Студенты, конечно, могут пригодиться. Но пока учатся, только на подхвате. А потребность в разнорабочих на стройках минимальна, говорят в компаниях.

Мнение

Владимир Корицкий, коммерческий директор сервиса Работа.ру:

— Дефицит строителей на рынке труда связан с несколькими причинами. В первую очередь, на уменьшение количества кадров оказал влияние отток мигрантов из ближнего зарубежья и россиян в родные регионы, который произошел во время пандемии.

Плюс «миграция» специалистов в другие отрасли ради более высокого заработка и стабильной работы. И спрос работодателей на специалистов в строительстве растет значительно быстрее, чем число кандидатов на эти профессии. Поэтому те, кто уже работает в отрасли, повысили требования к заработной плате.

Сейчас идет острая конкуренция строительных организаций за сотрудников, а не наоборот, как это было раньше.

Владимир Литвинов, президент ГК SKY Group, Новосибирск:

— Количество трудовых мигрантов на объектах строительства в Новосибирске снизилось незначительно, примерно на десять процентов. Но вот что интересно: россияне освободившиеся рабочие места занимать не спешат.

Наши соотечественники, к сожалению, отвыкли работать на стройках с полной отдачей. Поэтому страна и нуждается в мигрантах. Если в Европе профсоюзы бастуют против увеличения их числа только потому, что коренное население теряет рабочие места, то в России спокойно относятся к привлечению рабочей силы из-за рубежа.

Подготовили Николай Грищенко, Никита Зайков

Современный агроном должен уметь обращаться с Big Data и базами данных Текст: Татьяна Ткачева Аналитики выяснили, каким будет агроном будущего и что требуется для работы в полях уже сегодня, кроме базового образования.

Все большую важность для них приобретает умение обращаться с Big Data и базами данных. Эти технические навыки требуются от кандидатов на ключевые позиции в российских сельхозкомпаниях, выяснили аналитики Россельхозбанка. Они изучили вакансии на платформе «Свое Фермерство», где размещено более 10 тысяч предложений о работе в агропромышленном комплексе.

В восьми из десяти предложений для агрономов указано обязательное знание технических программ. Каждая шестая содержит требование опыта работы с картографическими данными ГИС, геоинформационными системами и базами данных. Под влиянием цифровизации агрономы становятся аналитиками данных. «Им приходится анализировать информацию с датчиков или спутниковых снимков полей», — пояснила директор Центра развития финансовых технологий банка Елена Батурова.

Точное земледелие становится самостоятельным направлением в агробизнесе. Дилеры и вендоры сельскохозяйственной продукции и оборудования переходят в разряд технических маркетологов. «Производители продукции АПК с каждым годом нанимают все больше инженеров, специалистов по данным, разработчиков», — сообщила Батурова.

В ближайшее десятилетие ключевую роль для роста производительности труда будут играть искусственный интеллект, компьютерное зрение и робототехника. Некоторым специалистам в сельском хозяйстве потребуется переподготовка. По прогнозам банка, многие профессии потребуют навыков управления парком роботов. Полностью автоматизированная уборка урожая станет реальностью. Большие надежды связывают и с применением роботов для прополки и дронов для контроля за ростом растений, внесения удобрений.

«А в перспективе трех — пяти лет, пока цифровые технологические платформы не станут интуитивно понятными, а роботы — полностью автономными, основная ставка будет сделана на людей, имеющих навыки работы на цифровых платформах и анализа данных», — прогнозируют аналитики.

Предприятиям компенсируют трудоустройство вставших на учет безработных Текст: Наталья Решетникова Работодателям в этом году начали платить за прием в штат людей, официально вставших на учет в службе занятости.

Каждый пятый безработный в России не старше 25 лет

Только в Новосибирской области требуется триста кассиров. Им готовы платить от 20 до 100 тысяч рублей. И все равно они сегодня в дефиците. Фото: Александр Корольков

Такая федеральная программа работает пятый месяц. Она рассчитана на трудоустройство более 200 тысяч безработных. За каждого предприятие получает по три минимальных размера оплаты труда с учетом региональных и северных надбавок. Первый платеж — через месяц после приема на работу безработного, второй — через три месяца, третий — через полгода. К программе почти сразу подключились более 800 работодателей. И сейчас она продолжает активно развиваться в регионах.

Принимают в ней участие и работодатели Новосибирской области. В целом компенсация за каждого трудоустроенного составляет в регионе более 50 тысяч рублей. Программу координирует министерство труда и соцразвития, помогая работодателям с подбором кандидатов на трудоустройство.

Как сообщил министр Ярослав Фролов, заявки на участие в программе подали 246 работодателей, они заявили о почти 980 вакансиях. «Уже трудоустроено 205 безработных граждан», — отметил Фролов.

Для участия в программе работодателю необходимо направить заявление через личный кабинет портала «Работа в России», указать перечень свободных рабочих мест и вакантных должностей.

В министерстве региона рассказали «РГ», что наибольшее количество работодателей, пожелавших стать участниками программы, ведут свою деятельность в сфере торговли, ремонта автотранспортных средств и мотоциклов, обрабатывающем производстве и сельском хозяйстве. Есть среди них и крупные предприятия — птицефабрика, мясокомбинат, металлургический завод.

Наиболее востребованы разнорабочий, тракторист, грузчик, уборщик производственных и служебных помещений, водитель автомобиля, подсобный рабочий, швея.

Вакансии

Требуется кассир на 100 тысяч

На портале по подбору специалистов SuperJob размещено 300 вакансий кассиров и кассиров-консультантов только в Новосибирской области с зарплатой от 20 тысяч до 100 тысяч рублей.

В дефиците воспитатели: именно в коронакризис стали популярны такие профессии, как онлайн-няня, онлайн-репетитор. Средняя зарплата в этой сфере — 25 тысяч рублей в месяц.

На Зарплате.ру отмечают, что из-за отсутствия мигрантов не снижается спрос на рабочий персонал. Гостиницы, столовые, рестораны и кафе в разных регионах безуспешно ищут работников без опыта работы для мытья котлов, кухонного инвентаря. Им готовы предоставлять питание и платить в среднем 28 тысяч рублей в месяц.

Растет спрос на курьеров. За год он увеличился в четыре раза, а среднее зарплатное предложение — в два раза. В Новосибирске курьер при полной занятости может зарабатывать до 65,5 тысячи рублей в месяц.

В Петербурге откроют кафе с бездомными работниками Текст: Марина Ледяева В Петербурге откроют первое кафе с бездомными работниками. Об этом объявила благотворительная организация «Ночлежка». В нем будут работать бездомные люди.

Они станут официантами, закупщиками и помощниками поваров (с медсправками, конечно). Получив опыт, обитатели реабилитационных приютов смогут устроиться на постоянную работу и снять жилье. Такая система транзитного трудоустройства есть в других странах для возвращения бездомных к нормальной жизни.

Как пояснил директор «Ночлежки» Григорий Свердлин, стажировка в кафе рассчитана на три-четыре месяца. За год получить профессию и стабильную работу смогут до 20 человек. Вся прибыль от кафе пойдет на приюты для бездомных.

«Это будет самое обычное кафе, — рассказал «РГ» сотрудник «Ночлежки» Данил Краморов. — Посетители даже не догадаются, кто из персонала постоянный сотрудник, а кто — из приюта». Проект также поможет разрушить стереотип, что бомжи не хотят работать и уходить с улицы, надеются авторы идеи. Плюс социальный бизнес позволит самим благотворителям стать финансово более независимыми. Но в данном случае прибыль — не главное.

«Нам кажется, что это очень крутая идея, которая реально поможет нашим подопечным, — отмечают в «Ночлежке». — Возможно, в будущем она выйдет за рамки общепита. К примеру, можно создать небольшое производство для обучения бездомных рабочим профессиям».

Не исключено, говорят благотворители, что такое кафе станет хорошим примером для предпринимателей, которые начнут самостоятельно открывать подобный социальный бизнес. Насколько известно, в России таких проектов еще не было, хотя в Петербурге есть инклюзивные кафе, где работают люди с ментальными особенностями.

Сейчас благотворители ищут подходящее помещение в центре города, шеф-повара и управляющего, а также тех, кто может помочь с кухонным оборудованием, посудой и мебелью. Авторы идеи также объявили конкурс на лучшее название для будущего кафе в социальных сетях. Его участники предлагают варианты со смыслом и надеждой — «Новая жизнь», «Феникс», «Как дома».

Комментарии запрещены.