; charset=UTF-8" /> . Новости | Window Factory : Металлопластиковые окна, пластиковые окна ПВХ - Part 10
Популярные товары/статьи

В Саудовской Аравии обнаружили четыре новых месторождения нефти и газа

Москва. 27 декабря. — Министр энергетики Саудовской Аравии, принц Абдулазиз бен Сальман сообщил в воскресенье, что в стране компанией Saudi Aramco открыты четыре новых месторождения нефти и газа, передает саудовское информагентство SPA.

Одно из нефтяных месторождений было обнаружено на востоке страны к северо-западу от города Дахрана, второе — в районе границы с Ираком к северо-западу от города Рафха.

Запасы газа обнаружены на скважине Аль-Минахаз, расположенной к юго-западу от нефтяного месторождения Гавар, и на скважине Аль-Сахбаа, расположенной к югу от Гавара.

По словам министра, Saudi Aramco продолжает работу по определению размеров и объемов открытых месторождений и оценке количества нефти, газа и конденсата на этих месторождениях.

Трубоукладчик «Фортуна» направился в порт стоянки после работ на «Северном потоке 2»

Москва. 26 декабря. — Трубоукладочное судно «Фортуна» в ночь с пятницы на субботу покинуло район проведения работ по достройке «Северного потока 2» в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Германии и направилось в порт Висмар, где до этого долгое время находилось у причала, свидетельствуют данные международной системы позиционирования морских судов.

Сейчас трубоукладчик уже примерно в 100 км от места проведения работ и 170 км от порта Висмар.

«Фортуна» вела укладку трубопровода в ИЭЗ ФРГ с 11 декабря. В плане было построить 2,6 км трубы по каждой из ниток морской магистрали в водах на глубине менее 30 м (100 футов). Уведомление о проведении работ действовало с 5 по 31 декабря. Траектория передвижения «Фортуны» с очень невысокой скоростью по трассе газопровода действительно может свидетельствовать об укладке труб.

Далее — с 15 января, согласно сообщению Датского агентства по мореплаванию, «Фортуна» может приступить к работам по укладке «Северного потока 2» в исключительной экономической зоне Дании.

«Газпром» решил достраивать газопровод «Северный поток 2» собственными силами, после того как из-за наложенных США санкций его швейцарский подрядчик остановил работу. На настоящий момент из примерно 2460 км газопровода уложено более 2300 км (то есть 94%).

Подорожание аренды жилья может подстегнуть развитие коливингов

В ближайшее время цены на аренду жилья в Москве могут вырасти примерно на 10 процентов. Такие прогнозы дают аналитики компании ИНКОМ-Недвижимость. Несмотря на то, что рост цен ожидается невысоким, многим арендаторам он все же ударит по карману. Особенно это касается аренды жилья в бюджетном сегменте, где, как говорится, каждый рубль на счету.

Подорожание аренды жилья может подстегнуть развитие коливингов

На сегодняшний день в категории квартир масс-маркета месячная аренда однокомнатной квартиры в среднем составляет 35 тысяч рублей, за «двушку» придется отдать около 52 тысяч рублей, а трехкомнатная квартира обойдется почти в 60 тысяч рублей.

Основными арендаторами дешевых однокомнатных квартир, по мнению экспертов, являются молодые люди — студенты, бездетные пары. Они снимают квартиры на сравнительно короткий срок и склонны к частым переездам. Зачастую даже однокомнатные квартиры снимаются вскладчину.

«Для молодежи делить быт с друзьями — привычное дело, именно поэтому так часто студенты, да и просто молодые люди снимают квартиры вскладчину», — говорит генеральный директор агентства недвижимости «Невский Простор» Александр Гиновкер.

Помимо совместной аренды, совсем недавно в России появился новый формат жилья — коливинг. По сути — это вариант общежития, но с существенным отличием. Коливинг подразумевает развитую инфраструктуру, например, наличие коворкинга, прачечной, различных общественных зон, фитнес-зала.

Коливинг нацелен в первую очередь на молодежь, которой он готов предложить дружескую атмосферу, а также жизнь в центральных районах с развитой инфраструктурой и при этом по приемлемой цене. Как правило, коливинги предоставляют гибкие условия аренды, например, оплату частями. Кроме того, ставки аренды обычно зафиксированы на весьма длительный срок. Плюс в оплату уже включены расходы на коммунальные услуги.

«Коливинг — абсолютно новый формат арендного жилья современного стандарта, который сейчас активно развивается, — поясняет директор направления индустрии гостеприимства компании CBRE Татьяна Белова. — Концепция, возникшая в США, уже получила распространение в Европе и Азии. И не безосновательно. У коливинга есть ряд преимуществ. В частности, обширный номерной фонд, долгосрочная аренда (обычно устанавливается минимальный срок проживания), центральное расположение, обширная инфраструктура, которую могут использовать все проживающие, единый счет (формат «все включено»), включающий проживание, пользование инфраструктурой, дополнительные сервисы, а также гибкость договоров аренды».

В России коливинги — новинка. Поэтому неудивительно, что пока такой формат жилья проходит «обкатку». Владельцы коливингов приспосабливаются к российским реалиям и местному менталитету, а арендаторы присматриваются к западной диковинке.

В Москве есть два оператора коливингов — Colivium и Say Wow Coliving с вилкой цен от 35 тысяч рублей за спальное место до 155 тысяч за двухместный семейный номер.

«В этом смысле в России, как, впрочем, всегда, заимствованная идея приобретает причудливые вариации, потому что во всем мире одна из задач коливнга — дать более доступное, чем арендное, жилье, — говорит управляющий партнер компании «Метриум» Мария Литинецкая. — В России коливинг — пока штучный и специфический продукт. Заинтересовать он может настроенных на эксперименты искателей арендного жилья. Впрочем, если в Москве все-таки появятся доступные и продвинутые коливинги по европейскому образцу (с управляющими компаниями, обслуживанием, общими счетами и т.п.), то они будут пользоваться спросом. В пределах МКАД сейчас около 2,6 тысячи предложений комнат в квартирах и почти 300 вариантов спальных мест. За пределами МКАД собственники загородных домов предлагают снять примерно 200 помещений внутри коттеджей. Если этот рынок удастся институализировать и достичь ценового паритета с предложениями частных собственников, то у коливингов есть будущее».

Поделиться

Forbes назвал Керимова самым разбогатевшим миллиардером РФ в 2020 г.

Москва. 25 декабря. — Сенатор Сулейман Керимов стал самым разбогатевшим миллиардером в РФ за 2020 год по версии журнала Forbes, состояние члена Совета Федерации за год выросло на $11,555 млрд, отмечает издание.

Forbes составил рейтинг из десяти российских миллиардеров, чье богатство выросло за уходящий год, его возглавил Керимов. По данным на 20 декабря 2020 года, состояние Керимова и его семьи составило $20,913 млрд.

Как отмечает издание, Керимовы владеют 78,6% акций золотодобывающей компании «Полюс» и международным аэропортом «Махачкала». Состояние сенатора и его семьи выросло благодаря подорожанию золота и, соответственно, котировок «Полюса», пишет Forbes. Как говорится в материале, котировки «Полюса» с 20 декабря 2019 года по 20 декабря 2020 года выросли с 6771,5 рубля до 15 493 рублей за штуку.

На втором месте — бизнесмен Владимир Лисин, основными активами которого являются пакет акций НЛМК (84%) и транспортный холдинг Universal Cargo Logistics (100% акций). Его состояние за год выросло на $5,413 млрд, достигнув к 20 декабря $26,19 млрд.

Лисин «обязан своими финансовыми успехами росту цен на сталь», поясняет Forbes. «Из-за ограничений, связанных с пандемией коронавируса, в мире возник дефицит лома и руды. Акции НЛМК за год выросли со 142 рублей до 214 рублей за бумагу», — пишет журнал.

Тройку лидеров замкнул совладелец USM Holdings (49%) и владелец ИД «Коммерсантъ» Алишер Усманов. Его состояние за год выросло на $3,636 млрд, до $16,182 млрд. Как и другим участникам рейтинга Forbes, Усманову помог подъем металлургической отрасли.

Четвертое место досталось Владимиру Потанину (состояние за год выросло на $2,758 млрд и составило $26,582 млрд). На пятой строчке — Алексей Мордашов (прирост за год $2,466 млрд, состояние достигло $22,687 млрд).

В топ-10 рейтинга в порядке убывания также вошли депутат Госдумы Андрей Скоч и его семья (прирост — $2,272, состояние равняется $7,367 млрд), основной владелец Магнитогорского металлургического комбината (84,26% акций) Виктор Рашников (рост за год — $1,423 млрд, состояние — $10,293 млрд), Роман Абрамович ($1,33 млрд за год и $13,694 млрд в целом), Леонид Богуславский (основа богатства — венчурная компания RTP Global, прирост за год — $1,256 млрд, общее состояние — $3,153 млрд) и Виктор Харитонин (состояние одного из создателей «Фармстандарта» и совладельца компании «Биокад», производящей вакцину от коронавируса, за год выросло на $1,226 млрд и достигло $2,439 млрд).

Советник Госсовета КНР Ван Хуэйяо рассказал о развитии цифровой экономики Китая

Пандемия и связанные с ней ограничения в этом году значительно ускорили цифровизацию целых отраслей экономики, отдельных бизнесов-процессов, коммуникаций между людьми. По всему миру выросли инвестиции в новую инфраструктуру, один из лидеров в этом направлении — Китай. О том, как в стране развивается цифровая экономика, «Российской газете» рассказал президент Центра Китая и глобализации, советник Госсовета КНР Ван Хуэйяо.

Советник Госсовета КНР Ван Хуэйяо рассказал о развитии цифровой экономики Китая

Фото: Фото из личного архива Ван ХуэйяоВ прошлом году на цифровую экономику в Китае пришлось 36,2% национального ВВП. Какова структура китайской цифровой экономики?

Ван Хуэйяо: Основа цифровой экономики Китая — это электронно-информационная промышленность, программное обеспечение и информационно-технические сервисы. Телекоммуникации, а именно строительство и эксплуатация телекоммуникационной инфраструктуры, а также сам интернет и соответствующие потребительские интернет-сервисы составляют относительно небольшую долю, но именно они наиболее близки к народу. В Пекине и Шанхае добавленная стоимость цифровой экономики составляет уже более 50% ВВП. Это самый высокий уровень во всей стране. На цифровую экономику Гуандуна, Чжэцзяна, Цзянсу и Фуцзянь приходится более 40% ВВП.

Пандемия подстегнула развитие цифровых технологий во всем мире — какие из них сегодня наиболее востребованы? Какие глобальные тренды цифровизации вы отмечаете?

Ван Хуэйяо: Во-первых, большая часть экономической деятельности перешла в онлайн-сегмент. Мы видим стремительное развитие онлайн-сервисов в таких областях, как общественное питание, видеоигры, образование, медицина, офисная работа и электронная коммерция, и эта тенденция уже необратима. Во-вторых, госуслуги стали намного удобнее, а система госуправления — эффективнее. В целом, цифровизация государственных административных систем стала новым важным направлением инвестиций в рамках цифровой экономики. И в-третьих, эпидемия способствовала более быстрому внедрению «новой инфраструктуры».

Один из главных мировых трендов на данный момент — это развертывание сетей 5G. Помимо обеспечения более высоких скоростей широкополосного доступа и повышения надежности мобильных сетей, распространение 5G также ускорит развитие таких технологических концепций, как «умный город», «умный автомобиль» и «умное производство», а также повысит плотность подключения устройств «интернета вещей». Сети 5G имеют практическую ценность не только для владельцев мобильных телефонов. С внедрением этого стандарта связи почти все сферы нашей жизнедеятельности подвергнутся изменениям.

Еще один тренд — более быстрый Wi-Fi. Несмотря на то, что Wi-Fi и 5G — это две совершенно разные технологии, вместе они выводят обработку данных и скорость беспроводного подключения на новый уровень.

Искусственный интеллект (ИИ) и машинное обучение в разы увеличивают возможности анализа данных, делают инструменты этого анализа понятнее, легче в использовании и надежнее.

Наконец, новой реальностью становятся интернет транспортных средств (IoV), дроны и «умные города».

Почему инвестиции в развитие цифровых технологий особенно важно наращивать в кризис? Могут ли они стать драйвером для развития экономики в целом?

Ван Хуэйяо: Благодаря масштабным инвестициям мы можем ускорить внедрение 5G и других информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), а также повысить уровень производства, выработать новые бизнес-модели цифровой коммерции, создавая за счет цифровой трансформации новые драйверы экономического роста. Подобно трудовым и финансовым ресурсам, данные также являются одним из важных факторов производства, которые тоже можно монетизировать. Нам необходимо способствовать открытому обмену данными, развивая этот рынок и делая большие данные новым локомотивом качественного развития всей экономики.

Цифровая экономика уже стала новым драйвером экономического роста Китая, а ее модель развития стала примером для всего мира. В последнее время в Китае был опубликован целый ряд таких значимых проектов и планов развития, как «Основной план-стратегия развития информационных технологий» (Outline of the National Informatization Development Strategy), стратегии «Широкополосный Китай» (Broadband China), «Интернет+» (Internet+) и т.д. В Китае активно внедряются технологии больших данных, облачных вычислений, «интернета вещей», 5G, ИИ и робототехники. В то же время благоприятная политическая база и отраслевая экосистема также способствовали развитию ряда научно-технологических компаний, конкурентоспособных и на мировой арене. Все это заложило основу для стабильного развития цифровой экономики Китая.

Данные в эпоху цифровой экономики — это новая энергия, а также важнейший фактор конкурентоспособности всего государства. В ближайшие 10 лет цифровая экономика станет двигателем экономического развития. Цифровая коммерция — это основной тренд будущего развития, который включает в себя три немаловажных аспекта. Во-первых, мы видим, что на рынке появляется большое количество новых цифровых продуктов. В будущем продукты во всем мире можно будет разделить на функциональные и цифровые. Благодаря возможностям цифрового проектирования Китай создаст целый ряд новых цифровых товаров, конкурируя в этом с другими странами. Во-вторых, мы должны отметить прогресс в цифровой трансформации организаций. Китайские предприятия постепенно превращаются в полноценные цифровые компании, внедряя новые цифровые инструменты. В-третьих, цифровые продукты и организации оказывают все большее влияние на коммерческую систему. Мировые торговые модели будущего будут основаны как раз на цифровых интеллектуальных моделях, которые мы сейчас наблюдаем в Китае. В условиях конкуренции в следующие 10 лет страны, индустрии, предприятия и потребители вместе создадут цельную цифровую коммерческую систему. Если все элементы в цепи цифровой коммерции займут свое место, то благодаря повышенной эффективности и точности, которую цифровизация придает экономике, а также благодаря возможностям ИИ, мы сможем стимулировать развитие всего мира.

В то же время очень важны защита конфиденциальности и безопасность данных. Работая над защитой данных и совершенствуя мировые системы цифрового управления, мы должны сохранять умеренную открытость по отношению к трансграничному потоку данных, тем самым позволяя китайским и иностранным технологическим компаниям развивать свой бизнес как в Китае, так и на мировых рынках.

Развитие цифровых технологий невозможно без соответствующей инфраструктуры. На каких проектах фокусируется Китай? Что такое «новая инфраструктура», и какую роль в ее развитии играют технологии 5G?

Ван Хуэйяо: Цифровая экономика Китая базируется на трех важных компонентах. Во-первых, это новые технологии, в особенности — информационные технологии нового поколения, которые включают в себя интернет, большие данные, облачные вычисления и искусственный интеллект. Эти технологии вместе формируют целую инфраструктуру. Во-вторых, это новый спрос, который включает в себя спрос на цифровизацию, «интернетизацию» и интеллектуализацию отраслей, связанных с цифровой экономикой, а также спрос на цифровое госуправление. В-третьих, это новые механизмы, которые заключаются в глубокой интеграции новых устройств с такими сферами, как ИКТ, производство высокотехнологичного оборудования и предоставление современных услуг.

Новая инфраструктура включает в себя сети 5G, искусственный интеллект, центры обработки больших данных, промышленный интернет, междугородние скоростные железные дороги, городской рельсовый транспорт, а также технологии сверхвысокого напряжения и зарядные станции для автомобилей на новых источниках энергии. Новая инфраструктура подразделяется на три больших типа: информационная инфраструктура, конвергентная инфраструктура («умный транспорт», «умная энергия» и т. д.) и инновационная инфраструктура («инновационные инкубаторы»). Ядро новой инфраструктуры составляют базовые станции 5G, дата-центры, серверы, автомобили на новых видах энергии и производственные цепочки, связанные с этими технологиями. Все это — основа для промышленного интернета, «интернета вещей» (IoT) и «интернета транспортных средств» (IoV).

Какие ключевые задачи по созданию новой инфраструктуры ставит перед собой Китай?

Ван Хуэйяо: В течение 14-й пятилетки (2021-2025 гг.) роль и значимость цифровой экономики будут неизменно расти. Она будет важнейшим источником развития экономики, главным инструментом в повышении совокупной факторной производительности, двигателем комплексного развития сфер производства и услуг. Кроме того, она станет важнейшим фактором устойчивости и безопасности мировой системы промышленного разделения труда. Цифровое потребление распространится на новые сферы экономики. Цифровая экономика продолжит создавать новые модели потребления в рамках всей экономической системы. Ускорится цифровая интеграция, цифровая экосистема будет распространяться на многие сферы, создавая новые сценарии потребления. Цифровые цепочки укрепят стабильность и безопасность мировой системы промышленного разделения труда, а цифровое управление ресурсами станет основным способом распределения материальных благ.

Как в построении этой инфраструктуры Китай взаимодействует с другими странами, в частности с Россией? На ваш взгляд, в каких сферах российско-китайское сотрудничество по развитию цифровых технологий наиболее перспективно?

Ван Хуэйяо: Китай и ЕС в данный момент работают над созданием механизма «цифрового диалога». Являясь двумя крупнейшими экономиками и обладая большими цифровыми возможностями, стороны стремятся укрепить контакты в сфере цифровизации. Несмотря на серьезное влияние пандемии на мировую экономику, мы надеемся на дальнейшее углубление диалога по цифровой повестке и продвижение практического и эффективного сотрудничества.

Центр Китая и глобализации (CCG) и Палата электронной коммерции КНР (CECC) выступили с инициативой учреждения ассоциации по цифровой экономике с участием компаний из 50 стран мира (D50). Цель этой организации заключается в создании в сфере мировой цифровой экономики сообщества единой судьбы. Инициатива учреждения подобной неправительственной организации исходила от представителей различных правительств, образовательных центров и НПО со всего мира. Инициаторы создания D50 заявляют, что будут придерживаться принципов всеобщей справедливости и прозрачности и, основываясь на принципах Хартии ООН, а также общепризнанных международных нормах, прилагать усилия к объединению всех субъектов цифровой экономики, чтобы создать для них всеобщую платформу для диалога и сотрудничества.

Россия и Китай усиливают цифровое сотрудничество и обладают в этой области огромным потенциалом. Например, запрет со стороны правительства США на работу с китайским гигантом в сфере мобильной связи Huawei в определенной степени укрепил сотрудничество России и Китая в области телекоммуникаций. Huawei наращивает свою деятельность в России, уделяя особое внимание привлечению российских технических специалистов. Центры Huawei организованы в четырех городах России: Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и Нижнем Новгороде.

В таких технологических сферах, как большие данные, робототехника и ИИ, Россия обладает огромными научно-техническими возможностями, но, увы, занимает небольшую долю на мировом рынке. Китай как крупнейший рынок в этих областях занимает лидирующие позиции в ИИ. В стране достаточно развиты такие технологии, как IoV, распознавание лиц и звуков. Россия же обладает богатым опытом применения ИИ в таких областях, как автоматизация промышленности, государственная оборона и общественная безопасность.

Оба государства продолжают искать новые пути сотрудничества. Огромные возможности для взаимодействия Китай и Россия видят в сфере интернет-технологий. Например, китайские технологические гиганты в данный момент размышляют над расширением своей деятельности на крупнейшем интернет-рынке Европы.

Какие существуют препятствия с точки зрения развития новой инфраструктуры?

Ван Хуэйяо: Развертывание новой инфраструктуры происходит задолго то того, как она начнет приносить прибыль, отсюда долгий срок окупаемости инвестиций. При государственном инвестировании возможен риск отрыва от рыночных потребностей.

Серьезным вызовом является обеспечение безопасности данных при их трансграничной передаче. А регулирование цифровой экономики требует скорейшего создания нормативно-правовой базы.

Что сегодня необходимо странам для того, чтобы лидировать в сфере ИКТ?

Ван Хуэйяо: В первую очередь, необходима нормативно-правовая база в сфере цифровой экономики, а также правовое обеспечение защиты данных и гарантия их безопасности при трансграничной передаче. В этой области соответствующие органы должны руководствоваться «Общим регламентом по защите данных» (GDPR). Также необходимо сформировать международную ассоциацию по вопросам цифровой экономики, например, Digital 20 по модели организаций «Большой двадцатки». Необходимы международные альянсы, которые будут предлагать новые идеи по регулированию и развитию цифровой экономики в таких областях, как электронная коммерция, обращение цифровой валюты и подготовка специалистов.

CCG рекомендует задуматься о создании Международного цифрового альянса с участием 20 крупнейших ИКТ-компаний (D20). Как мы знаем, G20 («Большая двадцатка») — это одна из важнейших мировых площадок для решения вопросов, касающихся глобального управления. Создание организации D20 по модели уже существующих B20 («Деловая двадцатка»), T20 («Экспертная двадцатка»), C20 («Гражданская двадцатка») и Y20 («Молодежная двадцатка») может помочь G20 в улучшении стандартов глобального управления в области цифровой экономики.

В рамках D20 эксперты из промышленных и академических кругов, а также представители НПО смогут работать вместе над созданием всемирных практик в области цифровой экономики.

Что касается обеспечения сохранности данных, миру необходимы четкие стандарты для определения и осуществления безопасных методов управления данными. Нам нужно поощрять страны к применению международных стандартов информационной безопасности, таких как ISO27000, в качестве основы для управления данными внутри страны.

При инвестировании в новую инфраструктуру мы должны поощрять использование модели ГЧП, при которой государственные инвестиции выступают стимулом для частных капиталовложений.